HOMEPRODUCTIONPOETRYMUSICARTWORKSGOSTINAYA

 

 

 

                              

 

             ПРИКОСНОВЕНИЕ К ПОЭТИЧЕСКОМУ

                          МИРУ ВЕРЫ ЗУБАРЕВОЙ

 

   Она преподает славистику в США, в Пенсильванском университете. Кроме этого она литературный критик, режиссер, автор 11 книг, редактор литературного журнала Гостиная. Язык не поворачивается назвать ее бывшей одесситкой, хоть она приезжает не часто, но все-таки незримо своей поэзией внедрена в орбиту жизни города. Но вот недавно поэт Вера Зубарева приехала и пригласила всех ценителей поэзии на свои вечера, которые состоялись в Боварском доме, в библиотеке им. Горького, во Всемирном клубе одесситов и в литературном музее.  Отчасти приезд был приурочен к выходу новой ее книги Трактат об ангелах. Это, как предуведомляет автор, философско-юмористическое произведение о жизни ангелов, Бога, Адама, и Евы, написанное от лица молодого ученого на соискание докторской степени в какой-нибудь области… Трактат впервые вышел в США, потом был переиздан  в Киеве на русском и английском, а в 2003 году вышел в Швейцарии в переводе на немецкий известной австрийской поэтессой, писательницей и журналисткой Кирстин Брайтенфельнер.  Иллюстрировал книгу Эрнст Неизвестный. И приезд поэта Веры Зубаревой был совмещен с ее участием в традиционной книжной ярмарке в Одессе Зеленая волна, на которой замечательное швейцарское издание было признано лучшим в полиграфическом отношении.

Суть поэтического мира Веры Зубаревой невозможно раскрыть в рамках информативной газетной статьи. К нему можно лишь прикоснуться. В 1999 году в Филадельфии вышел сборник стихов Зубаревой Жизнь звезд. В разделе Пределы допустимого темы удивительно соотносятся с библейскими десятью Заповедями. Но поэт переводит их из координат наставлений, запретов в смежное поле раздумий о допустимости поступков и состояний, о их пределах. Поэт Вера Зубарева определяет, что только Время может расплыться за пределы допустимого, да и то, попросив прощения. В пределах допустимого и одинокий разум, и стремление к расшифровке тайн бытия, и жизнь глазами в высоту, и обреченность прыжка из мира, который устроен в своих орбитах (устроился на семи нотах)… В пределах допустимого тяжкий путь познания, текучесть, изменчивость, случайность и закономерность жизни и личная свобода поэта, которую он никому не уступит…   На мой взгляд, почти о любом стихотворении поэта Веры Зубаревой можно и следует писать трактат, если имеешь целью приобщить читателя к серьезному, сложному, вдохновенному, глубокому, необычному поэтическому миру. Эти стихи требуют отрешенного внимания. Глубину их почти невозможно воспринять на слух. И правильно прочитать их вслух может только мастер, любящий и старающийся понять поэтическую вселенную Веры Зубаревой. (Что и демонстрировала на вечерах поэта Елена Куклова.) Поэтические миры  Ахматовой, Цветаевой временем внедрены в наш обиход. Творчеству Веры Зубаревой этот сложный процесс в координатах бытия еще предстоит. Каковы будут результаты? Ответить невозможно. Но зависеть они будут и от расширения поэтической вселенной поэта, и от издателей, и от случайностей, и от нас, если существующие, в чем я уверен, по типу каких-нибудь бетта-частиц, поэто-частицы, несущиеся в мироздании и запечетлеваемые в книгах, дойдут до нас и прорастут в нас.

                                 Писатель, драматург Родион Феденёв.

                     Одесские известия  8 сентября 2004. Номер 167.

 

 

@ Copyright 1999-2003 by Ulta Productions, Co.