Выпуск 10, 2007.  ЕВРЕИ И ИУДЕИ                 

БЕСЕДА 10

                                                                                   Ирина Акс

   Некоторые размышления «на еврейскую тему»

 

В Советском Союзе, как вы, наверное, помните, антисемитизма не было. Как секса. Был сплошной пролетарский интернационализм и чистая дружба между мужчинами и женщинами. Правда, дети все-таки откуда-то появлялись. А когда они вырастали – на их поступление в университеты существенно влияла запись в пятой графе паспорта. Но говорить об этом вслух было не принято. С приходом гласности маятник качнулся в обратную сторону, и, в полном соответствии с законами физики, популярность запретных недавно тем сильно зашкалила. Ибо неизбалованная публика, обнаруживая в новом фильме сцену соития, готова была немедленно счесть его смелым и даже художественным. Примерно так же работало ключевое слово «еврей» в книгах, спектаклях и газетных статьях.

Прошло полтора десятилетия, и с сексом все встало на свои места: дешевые скабрезности и мелкотравчатая порнушка заняли свою нишу, а у интеллигентных людей уже хватает вкуса не возмущаться текстами эстрадных песенок. Они просто живут в другом, параллельном культурном пространстве. С «еврейской темой» пока почему-то дело обстоит иначе.     

Я никогда не замахнулась бы на обсуждение эпохального труда Александра Солженицына «Двести лет вместе», не будь означенная книга столь блестящей иллюстрацией к моей статье. Я вообще предпочла бы вежливо проигнорировать это поизведение: в конце концов, автор «Ивана Денисовича» и «Матренина двора» достаточно сделал для мировой литературы и заслужил право никогда ничего больше не писать (возможно, это было бы правильным решением... к такой крамольной мысли я пришла еще лет в 20, прочитав «Раковый Корпус»...) Углубляться в детали и полемизировать с нобелевским лауреатом я не буду – по простой причине: «Двести лет вместе», говоря современным языком, я «ниасилил». Ибо «ацтой». Назвать этот текст художественным просто язык не поворачивается. То, что научно-историческим он тоже не является, доказано множеством оппонентов, и весьма убедительно, с архивными документами в руках, так что на этом аспекте задерживаться не стану. Но – боже мой, каким языком все это изложено! Раскройте наугад, на любой странице, и начните читать  любую фразу – но только для чистоты эксперимента не останавливайтесь на полпути и дочитайте до точки. Ну как, впечатляет? «Аффтар, выпей йаду! учи албанский!» При этом вокруг книги этой идет бурная полемика, множество очень солидных и почитаемых мною людей, вместо того чтобы вежливо не заметить, как патриарх на старости лет, образно выражаясь, публично испортил воздух – спорят, возмущаются, дискутируют и опровергают!

Разумеется, фигуры менее крупные тоже успешно паразитируют на «еврейской теме». Не замахиваясь на Нобелевскую премию, они все же добиваются своих скромных целей. Немало современных литераторов при более чем посредственных способностях умело разыграли «еврейскую карту» и теперь восседают в разных президиумах, регулярно получают приглашения войти в жюри творческих конкурсов и вообще пробились в генералы. Имя им легион, они энергичны и непримиримы, а высказывая вслух сомнения в их творческом потенциале, Вы немедленно оказываетесь антисемитом, или русофобом, или сионистом – в зависимости от того, с каких позиций написан критикуемый Вами текст. Не хочу здесь цитировать никого из них и даже упоминать их имена – обойдутся без дополнительной бесплатной рекламы, но если кто-то хочет убедиться в справедливости моих слов, может посетить при случае поэтическую страницу Андрея Широглазова. Автора этого «рекомендуют к прочтению» шестьдесят с лишним собратьев по перу! (речь идет о проекте www.Rifma.ru ) Для сравнения: замечательного поэта Инну Ярославцеву рекомендуют 20 авторов, Александра Ланина – 13, всеобщего любимца пародиста Лешу Березина - 24, изумительного детского поэта Алексея Ерошина - 30... Впечатляет?

Право, я отнюдь не утверждаю, что ключевое слово «еврей» всегда указывает на низкий художественный уровень произведения! Просто как-то так получается, что в произведениях талантливых «еврейская тема» - не главное. Рассказы Шолом-Алейхема – о жизни, о любви, о человеческой душе. Основное достоинство мюзикла «Скрипач на крыше» тоже не в том, что действие разворачивается именно в еврейском местечке. Зато если автору явно недостает таланта, он может очень ловко выйти из положения, добавив в свое убогое творение пару слов «про евреев». После чего любую критику можно легко объявить русофобией и жидомасонством или фашизмом и антисемитизмом (в обоих случаях не слишком заботясь о справедливости ярлыков). Более того, критики как таковой и не будет: те, кто «за» (то есть стоят на одних позициях с автором) будут хвалить, кто «против» - браниться, а те, кто заметит, что данное высокохудожественное произведение явно не стоит внимания – просто пройдут мимо. Ибо «не тронь – не запахнет». Всерьез обсуждать порнографию – это все-таки несколько не комильфо, согласитесь. И если кому-то хватает досуга на многословные рассуждения об отсутствии в кранах воды, а кому-то другому не зазорно всерьез с этими убогими дискутировать (с кем спорят? о чем? всерьез убеждают кого-то, что евреи не пьют кровь младенцев и не организовывали всемирного заговора?) – так вот, если кому-то не скучно полемизировать на данную тему, то мне лично как-то неинтересно даже и в подробности вдаваться. Если для кого-то неочевидны истины про «не убий, не укради, будь терпим к соседу», если «кто-то кое-где у нас порой» готов обвинить в чем-то целый народ, а кто-то другой – превознести и возвеличить целый народ (хотя бы даже и «великий советский народ – строитель коммунизма») – о чем с этой публикой дискутировать и стоит ли разбираться в оттенках и полутонах? Если некий стихотворец в свободное от рифмоплетства время пишет в некоем форуме: «...Кучка иудейских подпевал - моська, которая не может и НЕ СМОЖЕТ НИКОГДА опорочить РУССКОГО ВОИНА!» (цитата подлинная) - уж не обессудьте, не стану я тратить своего драгоценного времени на знакомство с его стихами. Ну не может автор подобных пассажей сочинить ничего хорошего – ни в рифму, ни без! By default: не может, и все тут. Ах, говорите, у нее что-то там лирическое, и даже несколько лучше, чем у других ее «соратников по борьбе»? Извините, но меня и «соратники» тоже не интересуют. Как сказал один православный священник, когда его в прямом эфире спросили, что хуже - «хэви-металл» или «хард-рок»: «я в сортах говна не разбираюсь».

 

Из Огдэна Нэша (очень вольный перевод).

 

Если Вы – из тех, кого только к столу пусти –
и Вы станете вслух излагать бородатые глупости,
то уж лучше купите кляп и придите в этой обнове, чем
развлекать нас весь вечер байками «про Рабиновича».
Ну почему разговор «пра жыдов», столь многие души грея,
так радует любого антисемита, а также любого еврея?
Говорят, есть люди (я, правда, таких не вст
pечала),
что осилили «200 лет вместе» - до конца, причем с самого начала!
Да, я готова допустить, что блуждаем пока в темноте мы,
но вот как-то не вдохновляемся от этой «яврейской темы»,
и – простите, что повторяюсь! – но если Вам эта тема особо мила,
то будьте добры, пожалуйста, отойдите от нашего стола!

 

(да, для самых наивных – уточняю, что Нэш никогда ничего подобного не сочинял и вообще скончался раньше, чем была написана книга «200 лет вместе»)

 

 

_______________________________________________________________

 

 

Михаил Рабинович

 

Автобиографическое

 

ИЗ ДЕТСТВА

 

Не знаю ни иврит, ни идыш,

Но знаю, что еврей, а не подкидыш.

 

 

***

Уже и мудрость у дверей

И старость скоро на подходе,

А юность, словно тот еврей,

Прощается и.... не уходит.

 

 

ПАМЯТИ МАМЫ

 

Боли и горести прежних веков,

Шрамы от прошлых и сущих оков,

Голод нежданный и летом поземку

Кровь сохранит,

                        чтобы вскоре потомкам

Поведать впрямую,

                                    без прописи слов,

Про черный четверг

                        и про серенький вторник,

Как медленно утром

                               трезвеющий дворник,

Шалаш мой ломает казенной лопатой.

Я мал, но сметлив,

                           видно, так мне и надо...

Дворник, как мир наш,

                               был предками понят.

 ..................................................................

Голос крови дрожит,

                          когда близких хоронят.

 

 

 

СЕМЕНУ ЛИПКИНУ

                                      

…А я шептал: «Меня сожгли,

 Как мне добраться до Одессы»!

 

Слова проникают,

Царапают строки.

В них слепок объемный

Судьбы и эпохи,

Еврейских мелодий

Знакомые звуки,

Гримаса последней

Родительской муки.

 

В них скрежет вагонов,

Идущих с откоса,

И выхлоп из черной

Трубы Холокоста.

 

В них светит надежда

Сквозь ужаса бремя.

В чужие одежды

Не рядится время.

 

СЕМИСТИШЬЕ

                                   евреям

Из поколенья в поколенье

Традиций тянется река.

Проходят годы и века,

Но вечно самоуваженье,

В котором даже униженье

Теряется, как лишняя строка,

В моем стихоcложеньи.

 

***

Толпы туристов, извивами тропы -

Старое кладбище в центре Европы.

Шумит за оградой Пражское лето,

Надгробий кристаллы – строфы Завета.

На маленькой площади сто поколений,

Простуженный шепот и слезы молений.

 

Куда подевались, мои ашкенази,

Поклонники торы и буйных фантазий,

Глиняный робот по кличке Голем...

 

Мне отвечают Солярис и  Лем:

Еще синагоги старинные стены

Послужат потомкам – прорежутся гены.

 

 

   
 

                                                           

Copyright © 1999-2008  by Ulita Productions