HOMEPRODUCTIONPOETRYMUSICARTWORKSGOSTINAYA

 

беседы в стихах и прозе          

 выпуск 1

Изменчивость

1995

                                                                                    фотография Эммануил Анциса

                         КРУГ БЕСЕД  Или СОДЕРЖАТЕЛЬНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

         Предисловие
                 Вера Зубарева.  Предисловие
                Инна БогачинскаяВступительное слово
                Арон КаценелинбойгенКонцепция выпуска

         

беседа первая. ЛЮБОВЬ

       Вера Зубарева, Инна Богачинская, Елена Дубровина, Евгения Гейхман, Нора Файнберг
                                                                                   и

                                                   Арон Каценелинбойген.          
         Беседа вторая. ТВОРЧЕСТВО

      Вера Зубарева  ЗАМЫСЕЛ    

       Арон Каценелинбойген. ЭСТЕТИЧЕСКИЙ И НАУЧНЫЙ МЕТОДЫ

       Эрнст Неизвестный Размышления Кентавра  (NOTE: Adobe Acrobat required )

       ПОЭЗИЯ:  Инна Богачинская, Вера Зубарева, Сергей Шабалин, Андрей Грицман, Нора Файнберг, 

Евгения Гейхман

      Арон Каценелинбойген.  СОТВОРЕНИЕ МИРА 
         беседа третья. САМОПОЗНАНИЕ

      ПОЭЗИЯ:  Сергей Шабалин, Елена Дубровина, Нора Файнберг, 

      Инна Богачинская.    "УМА ХОЛОДНЫХ НАБЛЮДЕНИЙ."

      ПОЭЗИЯ:  Александр Рязановский, Елена Дубровина, Нора Файнберг, Инна Богачинская
 

беседа четвёртая. БОГИ И АНГЕЛЫ

       Арон Каценелинбойген. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТОРЫ.   (Прод.1; Прод.2; Окончание)

      Vera Zubarev.   From: About Angels: A Treatise   (2,3,4)

       Александр Ануфриев. ПОЧЕМУ Я ПИШУ АНГЕЛОВ

 

беседа пятая. ВОСПОМИНАНИЯ

ПОЭЗИЯ:  Вера Зубарева, Александр Рязановский, Елена Дубровина, Андрей Грицман, Евгения Гейхман

Александра Ходорковская.  АХ, ДОРОГИ  (NOTE: Adobe Acrobat required    )


        САМИ О СЕБЕ.     Участники бесед о самих себе и своих собеседниках.
                              

 

                                                                         Участники бесед:

Александр Ануфриев, Инна Богачинская,
Евгения Гейхман, Андрей Грицман, Вера Зубарева,
Арон Каценелинбойген, Эрнст Неизвестный,
Александр Рязановский, Нора Файнберг,
Ирина Френкель, Александра Ходорковская,
Сергей Шабалин.
 

***

Я сидела в кругу своих старых друзей.

                                                                               Сбившись,
                                                                                           солнце с востока неслось на восток.

Осыпались миры вдоль остывших осей.

Запускали другие Свой первый виток.

Я качала ногой и смотрела в окно.
Как стремительно небо кружилось вовне.
Я сидела с друзьями.
Лишь крепче вино
Становилось, да младше — портрет на стене.

И замедленный ход наших давних бесед
Был таким, как сейчас, — с незапамятных пор.
И казался молчаньем грядущий ответ
Тем, кто в паузах в наш попадал разговор.
                          

                                              Вера Зубарева

                                                                                                            ***

Мы долго выбирали место поуютней для нашей Гостиной. Вашингтон, Нью-Йорк, Филадельфия... Нами дружбы всё чаще воплощаются лишь в голосах и уже имеют разветвлённость телефонной сети.
- Привет! Как дела?..
- О! А я вот только думала сама позвонить. Приедешь?
- Пока не знаю...
Мы звоним из осени, из зимы, из лета, в течение дня, чаще в сумерках. Мы звоним из времени, загазованного пространством, прикладываясь к трубкам, как к кислородным подушкам.
,.„А где-то в воздухе расцветают купола наших аур, образуя прекрасные воздушные замки, те самые, которые нам с детства не рекомендовалось строить
Так мы жили, пока кто-то не предложил однажды приспособить эти воздушные замки под что-то дельное, например, под Гостиную, где все могут беспрепятственно встречаться, невзирая на время и расстояние.
Поначалу эта мысль была встречена с некоторым холодом, поскольку стоял ноябрь. Но нашлось несколько энтузиастов (говорят, в их числе были Вера Зубарева, Ирина Френкель, Евгения Гейхман, Елена Дубровина и Арон Каценелинбойген), которые обследовали пространство замков изнутри и сообщили об их полной пригодности к подобного рода занятиям. После чего замки решили занять.
Преимущество воздушных замков было оценено почти немедленно Главным Экспертом по воздушным замкам Инной Богачинской, которая сразу же установила, что, в отличие от невоздушных, в них всегда много воздуха, и за их рент не нужно платить. Особенно это обрадовало Ирину Френкель, которая тут же облюбовала просторную светлую студию и наконец-то почувствовала себя Свободным Художником.
Таким образом образовалась наша Редкая Коллегия, и будущая Гостиная повисла в воздухе, в полном смысле этого слова.
Первое время нам было несколько боязно, особенно в ветреные дни. Но Евгения Гейхман, тайно специализирующаяся в области парапсихологии, уверила всех, что наше информационное поле или, говоря нормальным поэтическим языком, наша аура удерживается точно такой же аурой Земли, которая, в свою очередь, удерживается точно такой же аурой Галактики, которая... и т.п.
После этого никто уже не боялся ступать по зыбким полам Гостиной и плюхаться в кресла, как у себя дома. А некоторые весьма прозаические личности приходили даже с компьютерами и писали там свою прозу. Поэтические же личности по этическим соображениям компьютеров не брали, а ограничились паркером и пролетающими мимо облаками. Поэтому небо к концу ноября выглядело совершенно фиолетовым в семь часов вечера, от многочисленных помарок.
Вечерами же мы собирались за чашечкой кофе, и начинались наши нескончаемые беседы, которые длятся и по сей час...
Вот и вся история происхождения Гостиной. А на этих страницах мы постараемся запечатлеть всё, что ещё только в процессе,  в становлении - наши мысли, образы, гипотезы. Именно этой беспрерывной незаконченностью и привлекает нас Небо.

                                                                                                                                ВЕРА ЗУБАРЕВА

   Графика Ирины Френкель

 

   

@ Copyright 1999-2005 by Ulita Productions