HOMEPRODUCTIONPOETRYMUSICARTWORKSGOSTINAYA

 

выпуск 8 (2006)

 

БЕСЕДА 12   

 

                                                              ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЗВЁЗДАМ

                                                                           Мила Нилова

 

Все расчёты – от земли, а все фантазии – от звёзд, ибо они дают возможность взмывать на землёй, над земным, над заземлённым… Мир начинался с фантазии – Божественной фантазии, которая передалась человеку по наследству. Поэтому воображение – это божественный ген, возвращающий нас время от времени к исходному – к истокам жизни, сотворённой по Мечте.

                                Вера Зубарева

 

                                                    ИНОПЛАНЕТЯНКА

                                                                           

                                                                                                            диалог         

                                                                                                по межпланетному

                                                                                                            телефону       

                                                                                    не успеваете? —

                                                                                    не печальтесь

                                                                                    я верую

                                                                                    путь покороче

                                                                                    просто не найден

                                                                                    тем более

                                                                                    что на поиск

                                                                                    ушла

                                                                                    всего лишь жизнь     

                                                                                                            Татьяна Очеретян                

           

Он прилетел к ней с планеты Земля, взял ее за руку и она пошла.

  Он ей ничего не объяснял. Она его ни о чем не спрашивала.

                     Они бродили по Млечному Пути. Она набирала охапки звезд, звезды

падали, рассыпались. Она смеялась от счастья и от своей неловкости.

                        И Млечный Путь был такой бесконечный...

            Они улетали в другие галактики. Открывали новые миры, полные солнца и света.

        Они летели и пели. Однажды она потеряла свое любимое созвездие и они искали его.

Ей было так хорошо, как, наверное, и не бывает...

А планета Земля предъявляла на него свои права. Она была с другой планеты и ничего не знала о земном притяжении.

Он прилетел оттуда, там у него были свои мужские дела и обязанности, там оставались его привязанности.

Он позвал ее с собой. Иногда они говорили на языке его планеты. И тогда то, что она так бережно несла в своих ладонях — для него — тускнело.

Она замолкала и улетала на свою планету. Сбрасывала земные одежды, надевала свое любимое платье, сотканное из Туманностей Андромеды.

Звезды праздновали ее возвращение. А, когда прилетала Кассиопея, которая тоже была устроена наоборот, они подолгу шептались о своих секретах.

Гости расходились. И тогда она писала ему о том, о чем молчала на Земле.

                        Она приглашала его на праздник...

                        И он не устоял перед ее приглашением.

 

 

                        А КАМНИ МОЛЧАЛИ

 

Хлопнула входная дверь. Мальчик вбежал на кухню и возбужденно

выпалил:

       — Мама, мама, а ты знаешь, что камни разговаривают?

       — Что за чепуха! Они же неодушевленные! — безаппеляционно ответила мама продолжая помешивать что-то на плите. Она ждала гостей и ей было некогда. Мальчик хотел было подойти к бабушке, но она увлеченно смотрела телевизор. Он поднялся на второй этаж  и увидел отца.         

       — Как дела, сынок?

       — Папа, я хотел рассказать тебе что-то очень важное. 

Отец отвлекся от компьютера, улыбнулся. Заложил руки за голову, вытянул ноги и, раскачиваясь в удобном кресле, добродушно сказал:

       — Ну, валяй, раз это очень важное.

       — Ты знаешь, папа, если по нашей улице дойти до конца, там есть дорога, а за ней лесок, — загадочным голосом сказал мальчик.

       — Конечно, знаю. Каждый день там езжу на работу и лесок твой видел из окна машины. Так что в нем интересного?

— Слушай дальше, только не перебивай меня. Я давно хотел пойти в тот лес,

но не знал как перейти дорогу, она же все таки скоростная. Папа, я обнаружил ход в туннель! Заглянул, там было очень темно. Я сделал несколько шагов и вдруг на другом конце туннеля появился яркий свет! Такой же, как на картине, которая висит у тебя в комнате. Как будто свет кто-то в руках держал. Я пошел вперед. Когда вышел, увидел старые развалины и стену. Из камней росли цветы, представляешь! Папа, я слышал, как камни разговаривают. Ты-то мне веришь?

       — Конечно, верю.

       — Хочешь пойдем туда сейчас? — заговорщески спросил мальчик.

Отец подмигнул ему в ответ. Они спустились вниз и стали собираться. Мама выглянула из кухни и недовольно спросила:

       — Куда это вы?

       — Мы ненадолго, мы скоро вернемся.

       — Нет, нет! Никуда вы не пойдете! — решительно сказала она. — К нам гости должны прийти.

Отец, виновато улыбаясь, посмотрел на сына и молча развел руками. Раздался звонок в дверь. Отец пошел встречать гостей, а мальчик, совсем расстроившись, поднялся к себе в комнату. Гости веселились, поднимали тосты за маму с папой, хвалили радушный дом и гостеприимную хозяйку. В доме был праздник.

Прошло, наверное, около двух недель. Отец и мальчик о том разговоре больше не напоминали друг другу.

Однажды, возвращаясь с работы, отец, неожиданно для себя, свернул в

противоположную от дома сторону и остановил машину на опушке леса. Едва заметная тропинка привела его к старым развалинам. И уже трудно было понять, как осталась стоять эта единственная, полуразрушенная временем, дождями и сильными ветрами стена. Между темных камней пробивались тонкие побеги зелени. Отец подошел поближе, сел на поваленное дерево. Весенний день клонился к вечеру и только шелест листвы да птичий гомон нарушали лесную тишину.          

Камни молчали...

Он собрался уже уходить, как вдруг заметил вход в туннель. Он вошел, сделал несколько шагов. В туннеле по-прежнему было темно. Задумавшись, он остановился. Мысли медленно уходили в прошлое и, как-будто осознав бессмысленность этого занятия, возвращались в настоящее. Брели, бежали, опять, не торопясь, шли, вдруг останавливались в нерешительности перед будущим.  

Он вышел из туннеля, сел в машину и резко нажал на газ. Ему очень захотелось, чтобы сын оказался дома.

— А знаешь, сынок, теперь мне нужно рассказать тебе что-то очень важное.

Я был сегодня там. И стену нашел, и туннель. Вот только света в туннеле не было и камни молчали.

       — Ну ты хоть видел как цветы на камнях растут?

       — Цветы я видел...

Они долго сидели в тишине.

       — Я понял, папа, почему так получилось. Все потому, что нужно от начала до конца пешком идти, а ты на машине приехал и, вообще, не с той стороны. Ты еще раз попробуй завтра. Увидишь, все будет, как я тебе рассказывал. Я же ничего не придумал, честное слово!

Назавтра у отца не получилось. Он обещал себе каждый день, но все времени не хватало.

Как-то за ужином мама сказала:

       — А вы знаете, в конце нашей улицы был вход в какой-то туннель. Я видела сегодня, как рабочие закрывали его решеткой. Очень хорошо, что это сделали! Теперь спокойнее и безопаснее будет! — с удовлетворением сказала она.

            Отец с сыном молча глянули друг на друга. Сын едва дождался конца ужина и побежал на улицу. Вход в туннель и в самом деле был закрыт. Он долго смотрел в темноту в надежде, что появится свет.

       — Нет! Нет! — мальчик изо всех сил дергал решетку и горько расплакался прижавшись к ней лицом. Вздохнув, еще раз потрогал решетку, задумался.

          “Мне нужно расспросить отца о той картине. Я же точно такой свет видел тогда в туннеле!”

Мальчик побежал домой. Но, папа был занят, они с мамой смотрели телевизор. Он долго сидел один, закрывшись у себя в комнате. В конце концов, успокоился, устроился на диване вместе с мамой и папой и стал смотреть какой-то фильм.

 Жизнь продолжалась...

 

               УТЕС И ВОЛНА

 

                                                                                     и налетел на скалу печали

                                                                         ветер вселенский страстей запоздалых

                                                                         и прижимался крыльями рваными

                                                                         толь утешая, толь разбиваясь

                                                                                                                    Т. Очеретян

 

            Был ясный осенний день. Наверное, это лето пришло на свидание к осени. Солнце с щедростью отдавало свое последнее тепло и, похоже, сегодня никуда не спешило.

            По пустынному пляжу, не торопясь, шли двое — отец с сыном, и о чем-то увлеченно разговаривали. Отец, замедлив шаг, с улыбкой смотрел на сына. Он обратил внимание на утес, когда они подошли совсем близко.

            Волны тихо плескались у берега. И только одна волна замерла у утеса.

            Сын удивлялся, высказывал разные предположения, рассуждал о гравитации, даже формулы выводил на песке.

       — Все было намного проще, сынок, а, может быть, и сложнее...

Просто я знаю историю этого утеса, еще мой дед рассказывал ее когда-то.

 

            Утес жил на этом берегу давно, сколько себя помнил.

     Волны день и ночь бились об него, как-будто доказывали ему что-то. Он к

этому уже привык, даже не всегда обращал внимание. Иногда что-то тянуло его

посмотреть другие берега, потом отпускало.

            Однажды появилась волна непохожая на те, которые он видел каждый день. Она бежала к нему, прижималась к груди. Струйками стекала вниз, словно обнимала его всего.

            Налетел ветер. Все смешал — и море, и тучи, и берег. Волны поднимались к небу и с силой обрушивались на утес. Разбиваясь, все сносили на своем пути.   

Обессилевшие, уходили в море, чтобы налететь на утес снова.

            Утес стоял на берегу и ждал ту волну. А она металась в море — пыталась приблизиться к нему. В какое-то мгновение разогналась, полетела, обрушилась к его подножью, взвилась, прижалась к нему.

Испугавшись своей смелости, отпрянула. И застыла — то ли в мольбе, то ли в покаянии...

Так и стоят они с тех пор рядом — утес и волна.

 

 

                                                 ВАЗА

 

Однажды мастер вылепил вазу. Ваза получилась красивой и он подарил ее.

       — Почему именно вазу?.. — переспросил мастер задумчиво. — Наверное потому, что она похожа на любовь...

       — Странно, — подумала ваза уже на пороге, и ее унесли в новый дом.

            Как это обычно бывает, поначалу она очень нравилась и всегда была полна цветов. Со временем в доме появились другие вазы, может не такие красивые, но

намного удобнее. Ею стали пользоваться реже, а потом и вовсе поставили в

кладовку, чтобы поменьше хлопот было с нею. Перед самым Новым Годом о ней вспомнили и отдали обратно мастеру.

Он бережно стер с вазы пыль, аккуратно отреставрировал трещины,  появившиеся от неудачных падений. Она часто ловила на себе его теплый взгляд и старалась порадовать мастера своей красотой, подставляя под яркие солнечные лучи то один, то другой бок.

По вечерам он разжигал камин и подолгу смотрел на огонь. Вазе очень не хотелось, чтобы мастер грустил, но она не знала, как помочь и только молчала вместе с ним.

           

И вот опять в доме мастера слышался счастливый знакомый смех. Мастер

много лепил, с удовольствием показывал свои новые работы.

Но, эту вазу он любил по-особенному...

            Однажды весной он решился подарить ее снова. В вазе опять стояли охапки полевых цветов.

            Шло время. Иногда в задумчивости ее задевали неосторожным движением. Она падала, на ней появлялись новые трещины.

Вазе показалось, что смех, который ей так нравился, звучит немного

по-другому — он как бы просил прощение. Ваза догадывалась  —  у кого и за что.            

А разве за это просят прощение?..

            Как-то поздним вечером, после долгого телефонного разговора, который она невольно слышала, ваза поняла, что что-то произошло и ее, наверное, отдадут мастеру.

           

Вазе было грустно и неуютно. К тому же дул холодный осенний ветер. Она даже потускнела, когда представила, как мастер будет смотреть на нее словно ожидая ответа на свой молчаливый вопрос.

А, она и сама ничего не понимала в этой грустной истории...

            Ваза задумалась, потихоньку вздыхала и даже не сразу заметила, как тот, кто ее нес, споткнулся и выронил ее. Она больно упала, еще одна трещина появилась на ней. Ваза лежала на обочине и слышала шаги совсем рядом — ее искали. Но луна спряталась за тучи и на дороге было темно.Шаги стали медленно удаляться.

Ночью выпал первый снег, и наутро ее, конечно, не нашли.

            Ваза пролежала на обочине всю зиму.

            А весной, когда начал таять снег, из трещины пророс подснежник...

 

  МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ И ЛЯГУШКА     

 

Как она оказалась в  то солнечное утро в городской луже одна, она сама не

поняла. Что-то ее сюда привело — то ли любовь к путешествиям, то ли она просто

заблудилась. Лягушка квакала и с интересом рассматривала все вокруг.

День подошел к концу, стемнело. Она немного загрустила, как это иногда  бывает в первый вечер на новом месте. Вдруг дверь квартиры, что была напротив лужи, открылась и яркий свет ослепил ее. Лягушка зажмурилась, мгновение так посидела. Потом осторожно открыла глаза и увидела, как кто-то подошел. Это был не человек и не лягушка, а кто — она не знала.

Тут лягушка вспомнила, что однажды на озере, где жила раньше, она слышала сказку о Маленьком принце. Правда, она тогда не совсем разобралась в этой сказке. Никто не мог ответить на ее вопросы, она совсем запуталась и, в конце

концов, перестала думать об этом.

            Но теперь она была совершенно уверена — перед ней Маленький принц!

Рядом  с ним были двое. Ей так хотелось, чтобы это были роза и барашек, но увы, это оказались люди.

            Маленький принц подошел, с удивлением посмотрел на лягушку и с

радостным лаем стал бегать возле лужи. Она заквакала что-то ему  в ответ. Вдруг они замолкли и долго смотрели друг на друга.

Двое о чем-то оживленно беседовали, смеялись, а потом стали звать

Маленького принца, им хотелось немного пройтись. Он досадовал, как они не понимают, что ему так хорошо сидеть и смотреть на лягушку. 

            Все были целый день на работе, Маленький принц одиноко стоял у двери и с нетерпением ждал их возвращения. Вечером двое, как обычно, не торопясь, выходили на прогулку. Маленький принц вылетал из дома раньше всех, несся к луже, усаживался и смотрел на лягушку. Он делал вид, что не слышит, когда его звали, но огорченный все же шел за ними. Лягушка одиноко сидела и молчала. Двое уходили все дальше от лужи и уводили Маленького принца. Лягушке так не хотелось расставаться  с ним и однажды она выпрыгнула из лужи. Поскакала по дорожке, но в темноте потеряла Маленького принца из виду. По ошибке поскакала в другую сторону, долго не могла найти дорогу обратно и окончательно заблудилась.

            Несколько дней лягушки не было. Когда Маленький принц потерял всякую надежду, она вдруг появилась.

Маленький принц носился, прыгал, радостно лаял. И не было на свете лягушки красивее, чем эта, которая жила в луже напротив его дома. Она что-то квакала, объясняя свое исчезновение. Они наперебой рассказывали друг другу как соскучились, как рады встрече, что они не хотят больше так надолго расставаться.

            Небо покачивалось у них над головами. Звезды подхватили Маленького

принца с лягушкой и закружили в звездном танце. Они смотрели друг на друга и

им хотелось, чтобы этому танцу не было конца.

Маленький принц и лягушка на миг остановились, застигнутые врасплох, и шлепнулись в лужу, обдав крупными брызгами двоих, которые так некстати

окликнули Маленького принца.

Он выбрался из лужи, с тоской посмотрел на лягушку. Пошел домой, улегся на свою любимую подушку и сделал вид, что спит. Наутро он раньше обычного стал проситься на улицу. Подбежал к луже — лягушки там не было. Маленький принц надеялся, что она еще вернется. Он сидел у лужи и ждал лягушку.

Он ждал ее каждый вечер.

Иногда во время прогулки Маленькому принцу встречались другие лужи, он бежал туда в надежде увидеть свою лягушку.

            Прошло время...

Он мог уже без тоски смотреть на опустевшую лужу. Вот только по ночам Маленькому принцу часто снился его любимый сон — звезды и его единственный танец с лягушкой.            

 

   

Copyright © 1999-2008  by Ulita Productions