HOMEPRODUCTIONPOETRYMUSICARTWORKSGOSTINAYA

 

выпуск 8 (2006)

 

БЕСЕДА 13 

 

                                                        НЕ О ГЛАВНОМ, НО О ВЕЧНОМ

 

                                                                          Марина Гарбер  

 

ПОЭТАМ

 

Недоспелое лето в базарных корзинах‚ ни зернышка

Настоящего солнца‚ бесцветной луны каравай

И вино молодое – росинкой – на самое донышко

Отпускает усталый‚ дождями замаянный май.

 

Недосказанность света на лицах пустых и потерянных‚

Рассеянье лучей – врассыпную‚ вразлет‚ кто куда‚

И нежданно-непрошенно‚ и оттого – неуверенно‚

В городские ворота стучится старуха-беда.

 

Не рассказывай мне о походах‚ победой увенчанных‚

Старый город‚ потопленный в глине‚ асфальте‚ слюде.

Что былые vivat для поэта‚ тем более женщины‚

Чей отпущенный век пронесли на холодном щите?

 

Неспроста простота: просто ивы под ливнями плачутся‚

Просто век‚ просто май‚ просто в рифму сплетение слов.

А поэт от толпы отойдет да в толпе обозначится

Перед тем как беде отпереть‚ наконец-то‚ засов.

 

Но из «не» боязливых‚ из «но»‚ будто камешком брошенных‚

Возвышается крепость поэтова‚ карточный дом –

Для старухи-беды‚ для луны и для прочих непрошеных‚

Для ленивого дня‚ отложившего май на потом.

 

Не о главном пою‚ а о вечном – тоской внутривенною‚

Пыль в лицо‚ ветер в спину‚ пустая корзина о бок...

Но закончится так: в тихий дом с ненадежными стенами‚

Как в последний приют‚ постучится замаянный Бог.

 

 

***                                                                  

Я стихи не пишу – выдыхаю: овал на стекле,

Бестелесого облака голос – без тени апломба.

Так – в курортном отеле, где вечно услужлив портье

И сверкают полы и посуда, – взрывается бомба.

Так – в решающий час не о главном взахлеб говорят,

Так – стоящим вблизи не заметны детали картины.

Словно времени мзда, с пеплом по ветру ноты летят:

Я стихи не пишу, по утру разгребая руины.

 

Я стихи не пишу. Разве можно писать ни о чем?

Непослушно перо, как смычок иногда непослушен.

Так – уставший скрипач отпирает случайным ключом

Не случайную дверь, закон-о-мерность нарушив.

Я стихи не пишу. Это только миражная вязь

Повязала бумагу, деталь в глубине мизансцены.

Это – ключ скрипача, это дверь не его, отворясь,

Словно вызов в лицо, выявляет симптомы подмены.

 

Я стихи не пишу, если прыгают буквы с ветвей,

Если – осень и дождь, и гримасою самоубийцы

Искривляется небо, а в воздух подмешан елей,

Чтоб, разгладив, размыть прихожан напряженные лица.

Я стихи не пишу, я могу лишь себя выдыхать,

Слишком душно внутри, слишком холодно пальцам безвесым.

Говорят, это – «сор»: я умею его выметать!

Я могу онеметь, как луна над стареющим лесом.

 

Я стихи не пишу – слишком близко и слишком всерьез.

Но способна сострить, отшутившись метафорой плоской,

Над своими слезами умею смеяться – до слез,

Хоть мороз по спине леденит позвоночной полоской.

Я стихи не пишу. Или письма. Зачем они там,

Где залатана дверь, перекошен пустующий ящик,

Где никто не живет по когда-то живым адресам,

Где скрипач... Что скрипач? Где шарманщик – уже не шарманщик.

 

Я стихи не пишу так давно, что не помню к кому

Обращается Слово – то первое, то, что «в начале».

Так – наивная бабочка липнет к ночному окну,

Так – привязано прошлое на приднепровском причале.

Я стихи не пишу! Я боюсь говорить о любви,

Словно – птицу спугнуть неожиданно хрустнувшей веткой.

Это – кто-то, словами опутавший губы мои!

Это бабочек ловят: сачками, ладонями, сеткой...

 

 

 

СЛОВО                                                                       

 

Так немодно – без криков и колебаний,

слово-выдох, а в выдохе – дым, что жжет.

Слово – крепость выпорхнувших дыханий,

дом, в котором никто никого не ждет.

Слово мое, для кого? К кому ты?

Мерно тянешься, словно цепочка птиц –

из огромной клетки, чьи пруты и путы

крылья рвут на лоскуты зарниц.

Спотыкаясь о каждый высокий камень

(мне и облако – камень, мне и небо – гора),

Слово свое, обхватив руками,

проношу над полуночью – той, которой утра

не дождаться: застынут прямые стрелы…

Только жизнь твоя, Слово, – не по часам!

Слово-выдох, в легких одеждах белых,

словно ангел, метнувшийся к небесам.

 

 

***

                                                            В. М.

 

Бывают слова без смысла и без вины

За смысл, но всё же весомые –  кладом в руки –

Созвучия, отзвуки, эха... Так от стены

Послушно к тебе возвращается мяч упругий.

Бывают слова, для которых не нужно слов

Добавочных, веских, пусть даже живых и звонких.

Бывают слова волшебные, как улов,

Бывают слова безбуквенней вздохов емких.

 

Такими словами бьет ветер по парусам,

Такими словами плетут для улова снасти,

Такими словами по тишине писал

Беззвучные письма своей Маргарите Мастер.

Попробуй-ка словом земным удержать коня,

Попробуй сломать, укротить, обезволить зверя...

Другими словами взвучались, вросли в меня

Чужие стихи, как чье-то тепло за дверью.

 

Не словом ли звучным играет над городом дождь?

Что было уже – повторяется снова и снова:

Я взглядом на взгляд отвечаю и дрожью – на дрожь,

Я словом стиха откликаюсь на первое Слово.

Вернется зима, поплутав по безвременью год,

Раскованным эхом и песней разбуженной вьюги.

И если мы пишем, то нужен ли нам перевод

На смертный язык, не дающий вернуться на круги?..

                                  ***********

                                                            

   

Copyright © 1999-2008  by Ulita Productions